Познакомится с обществам вампироми

Книга вампиров - Книга

Vampire: The Requiem создан по мотивам Vampire: The Masquerade .. культуры смертных, от общества и кипящей вокруг них жизни. на первых порах своего знакомства с миром Сородичей даже не подозревают о её. Так ему удалось познакомиться с несколькими дипломатами из Турции, позже он .. Душеприказчики вампиров — ритуалы тайных обществ Вампир . Далее в книге читатель познакомится с истинной картиной посмертных психического состояния общества, а отнюдь не литературной модой.

К несчастью, у меня ничего не было подготовлено. Только после шестого или седьмого случая я стал готовить заранее средства, чтобы избавиться от трупов. Мне нужно было найти какой-нибудь резервуар, чтобы положить туда тело. На одном из кладбищ я обнаружил что-то вроде металлического бочонка. В нем я и разместил Мак Свена. Его тело растворилось в кислоте.

Я поднял люк в сточный желоб и вылил туда весь этот раствор. Если что-то и осталось от Мак Свена, то это найдут в море — там, куда ведут сточные трубы Лондона. Ей было около 35 лет. Она была брюнеткой, среднего роста. До этого я ее никогда не. Мы повстречались на улице, в квартале Хаммерсмит. Я заговорил с ней на мосту. Я сразу же понял, что она должна умереть.

Я был тогда снова во власти снов, и снова хотел пить из чаши. Она согласилась пойти со. Я ударил ее по голове, потом пил ее кровь. Полиция так и не заметила исчезновения этой семьи, хотя война была в самом разгаре, и это было время, когда контроль над гражданскими лицами усилился благодаря продуктовым карточкам и всякого рода документам. Ни одно из убийств не было совершено мною из корыстных побуждений. А если какая-либо выгода и обнаруживалась, то я принимал ее как новое доказательство заботы, которую оказывала мне высшая сила.

Но выгоды эти были для меня действительно чем-то вроде побочных обстоятельств. Что касается Мак Свенов, то я отправился к адвокату в Глазго и подделал нотариальный контракт, в котором я был представлен под именем Вильяма Дональда Мак Свена. Мне было нетрудно подделать его подпись. Еще до этого я подделал свои свидетельства.

Согласно первому из них, я входил во владение правом продажи собственности семьи Мак-Свен. Это дало возможность осуществить целую серию сложных операций, которые через два года принесли мне 4 тысячи ливров.

Моей пятой жертвой стал незнакомый молодой мужчина по имени Макс. Но я расскажу вначале о номерах 6 и 7, молодоженах Хендерсонах. Арчибальд Хендерсон был лондонским врачом. У него была чудесная юная жена Роза.

Они исчезли в феврале года. В этот раз не было кровавых деревьев и чаши с кровью, протянутой. В этом новом сне я прокусывал шею девушки, одной из моих подруг, и жадно всасывал ее кровь. Мне стало страшно от мысли, что я могу хотя бы во сне ранить того, кого уважаю и люблю. Но Хендерсоны не были моими друзьями.

Просто знакомство, не. И когда я знал про человека, что он должен стать моей жертвой, я больше не мог, к моему удивлению, испытывать к нему дружеских чувств. Под каким-то благовидным предлогом я отвез его из Брайтона в Кроли, и в моем ателье на Леопольд Роуд я убил его выстрелом в голову из его собственного револьвера, который похитил у него до. Вернувшись в Брайтон, я сказал Розе: Болезнь не опасна, но хотелось бы, чтобы вы приехали. Она поехала без всяких опасений. В ателье я ее убил, как — уже не помню.

Я высосал у Арчи и Розы почти всю кровь. Я чувствовал покровительство невидимой силы. Я был так уверен в себе, что оставил тела в ателье, пока ездил купить газовую маску и новый резервуар для кислоты. Маска, как я уже объяснил, предохраняла меня от опасных испарений серной кислоты, возникавших во время работы с раствором. Новый резервуар предназначался женщине.

Я оставил Арчи и Розу безо всякого беспокойства. Его я должен был растворить во второй половине дня в пятницу. А в субботу вечером прекрасное тело, в котором заключалась при жизни вся прелесть Розы, растворилось в кислоте, словно восковая кукла в огне.

В завершение приведу еще один любопытный отрывок из его посмертного признания — завершающую часть текста, где убийца подводит итог своей жизни и ищет смысл сделанному: Я нашел себе службу в гражданской обороне. И ужасы невиданных бомбардировок Англии освободили меня от идеи о справедливости и любящем Боге. Однажды я находился на одном из сторожевых постов с санитаркой Красного Креста.

Они не смолкали, пока падали бомбы. Мы с санитаркой вышли, чтобы добраться до нашего поста — туда, где мы по распорядку должны были находиться. Вдруг я услышал ужасный свист и бросился под ворота. Бомба разорвалась в апокалипсическом грохоте.

В тот момент, когда я, контуженный, поднялся, к моим ногам скатилась человеческая голова. Голова, которая только что принадлежала моей спутнице — такой веселой, такой красивой. Как Бог мог позволить такой ужас?

Сейчас я не думаю больше о Боге, но я думаю о Высшей Силе, которая руководит нами и таинственным образом управляет нашей судьбой, не заботясь о добре и зле. Я рассказал, как она заставляла меня перерезать человеческие горла после того, как посылала мне ужасные, дарящие жажду крови сны. Это невозможно, девять моих жертв должны иметь какое-то объяснение, лежащее вне земного мира.

Не может быть, чтобы они остались просто бессмысленным сном сумасшедшего — полным шума и ярости, как пишет великий Шекспир. Так есть ли загробная жизнь? Я скоро это узнаю. Комментируя эти записки, написанные в камере смертников, а потому в какой-то степени искренние, а в какой-то — позерские, западная пресса без колебаний называла Джона Хейга вампиром, тем более что сам он считал себя таковым.

Один мой знакомый психолог, прочтя приведенный выше документ, высказал следующую оригинальную точку зрения: Их мозг находится изначально, с рождения в опьяненном состоянии, а потому здраво и трезво ни себя, ни реальный мир они никогда не способны воспринимать. Моя точка зрения на этот счет несколько отличается. Джон Хейг, как он сам признается, имел прямую финансовую прибыль от совершенных им преступлений, хотя он всячески старается доказать, что деньги не были главной целью его убийств.

Пусть так, однако, он совершал убийства — в подавляющем большинстве случаев — такие, которые он использовал для своего обогащения. Что тут было первым, главным для человека, откровенно называющего себя мошенником? Никто не видел, как он пил кровь своих жертв.

Все это могут быть пустые слова, ориентированные на падкую до сенсаций прессу. Это может быть продиктовано и желанием избежать смертной казни — в том случае, если Хейга признают сумасшедшим. Есть и еще масса всяких причин, по которым Хейг мог придумать историю с выпиванием крови жертв.

Однако существенно не. Пусть он ее и пил, но как я уже говорил выше, человеческую и животную кровь пьют и сегодня целые народы, однако вампирами себя не считают и таковыми их никто не называет.

Зачем же нам надо его называть вампиром только по той причине, что он себя им возомнил? Да, Джон Хейг, по его словам, страдал жаждой крови — жаждой противоестественной и требующей своего утоления. А то, что он за всю долгую жизнь смог утолить свою якобы жажду только девять раз из них не все доказаны полициейсвидетельствует о том, что его тяга к крови, если таковая и существовала, рождалась на уровне психическом, но не физиологическом.

А только последнее и есть главный показатель вампиризма. Джона Хейга никто не спросил: Я уверен, он не знал, что вампир — человек, считающийся умершим. Этого не знали и журналисты, провозгласившие Хейга вампиром; им был не важен смысл понятия.

Джон Хейг не был вампиром. Он был либо хитроумным убийцей, который наплел бог-весть что в свое оправдание и для утоления своего тщеславия, либо был действительно обыкновенным маньяком-психом.

Историю садиста Хейга я привел с одной целью: В нашей периодике есть определенный контингент газет, печатающих всякую ерунду, абы было занятно, абы покупалось.

Материалам, которые публикуются в таких газетах, нельзя верить. Подстерегая свои жертвы на проселочных дорогах, он убивал их и выпивал их кровь. Начитавшись Брэма Стокера и свихнувшись на почве безраздельной любви к графу Дракуле, он похитил летнего электрика Хельмута Мэя, прокусил ему вену на руке и выпил стакан его крови.

После чего заявил перепуганному электрику, что отныне он — слуга Дракулы. Первой обязанностью нового слуги стала охрана сна господина, устроившего себе ложе в заброшенном склепе на гамбургском кладбище. Видимо, существует две причины. Во-первых, возвращение покойника-родственника — явление слишком болезненное и интимное для человека; во-вторых, такое наблюдалось в те годы повсюду и было реалией жизни — не вымыслом: Если в народе и слагались истории о вампирах, то они преподносились совсем иначе, чем сказки: И, кроме того, реальный вампиризм существует и поныне.

Отсутствие в европейском фольклоре образа вампира объясняется просто: Именно они и принесли нам заразу. Вампиризм существовал в Азии еще очень. Европейцы не знали, что такое вампир, и потому первые появления заразы в Европе — в пограничных с турецкими владениями королевствах — были встречены с замешательством и скептицизмом.

Нет никаких упоминаний о трудах арабских ученых о вампиризме если у арабов и были в то время какие-то ученые, то их труды о вампиризме даже сегодня отыскать невероятно тяжело: В течение нескольких десятков лет заразой были объяты обширные территории. Южные страны Австро-венгерской империи которой в ту пору принадлежала современная Югославия вместе с Грецией, Болгарией и Румынией Молдавией стали рассадником вампиризма для всей Восточной и Центральной Европы. Погибли десятки тысяч людей, многие деревни просто вымерли, население других деревень собирало весь свой скарб, снималось с насиженного в течение веков места и уходило прочь — туда, где их больше не преследовала эта зараза.

Столь значительные события не могли не вызвать отклик в церковных и научных кругах и в органах власти. Полтора столетия европейцы боролись с вампиризмом, и эта тема была главенствующей в умах и настроениях эпохи. Как же вышло так, что мы сегодня ничего об этом не знаем? В этом мы постараемся разобраться позже. А пока обратимся к историческим свидетельствам эпидемии вампиризма и попытаемся увидеть явление глазами очевидцев.

Эта книга не была бы никогда написана и сама история эпидемии вампиризма в Восточной Европе осталась бы для нас неизвестной, если бы не усилия итальянских историков, извлекших в I году на свет божий по крупицам из пыльных ветхих архивов поразительные и невероятные документы. Книга затем была переведена во Франции, но особого интереса в Западной Европе она не вызвала, поскольку эпидемия вампиризма до этих мест не дошла и зловещего отпечатка в памяти народа не оставила.

То есть, это первое их издание на русском языке и вообще на языках Восточной Европы. Никогда не переводились в полномм объеме на русский язык и языки народов Восточной Европы.

Ниже — мой полный перевод этих первоисточников — увы, первый у нас с их создания. Это важный нюанс, который объясняет саму девственную нетронутость темы вампиризма у наших исследователей — публикации на эту тему у нас в Восточной Европе просто не переводились.

Там же, где он свирепствовал, своей вампирологии не появилось. Сохранились главным образом труды итальянских и французских исследователей вопроса; огромное количество статей о вампиризме было написано в то время также в Германии и Англии. Писалось ли на эту тему что-то в Речи Посполитой и России — неясно; во всяком случае, я пока не смог найти ни одного такого исследования той эпохи, кроме ряда писем из Польши о фактах вампиризма.

Но письма — это не исследования феномена, а только свидетельства. Не было ни одного ученого-атеиста, все верили в Бога, все отражали эту веру в научных концепциях. Научные среды обладали теологическим мировоззрением, а потому так или иначе подчинялись влиянию Церкви. И именно Церковь, увидев в вампиризме угрозу своим канонам, сделала все, чтобы вампиризм был как можно скорее забыт. Что ей вполне и удалось.

Book: История вампиров (Глава 1 - Истоки вампиризма)

До сих пор я не вдавался в подробности, что такое истинный вампиризм и как он протекает. Хочу, чтобы вы узнали об этом из первоисточников, из исторических документов.

Вначале мы познакомимся с позицией католической Церкви, поскольку она была самой авторитетной и значимой в любых вопросах европейской жизни; главнейшие вопросы жизни людей решала в те времена только Церковь, а потому ей — первое слово.

Всесторонне эрудированный Августин Кальме, автор одного из наиболее крупных комментариев Библии, стал излюбленной мишенью просветителей, которые насмехались над ним то и дело, считая его недалеким за приверженность к суевериям. Доля его была самой незавидной, так как не только просветители, но и католическая Церковь не смогла оценить его заслуг, и имя его можно встретить сегодня только в библиографии вампирологии.

Вольтер, например, оказался по отношению к аббату Кальме по меньшей мере неблагодарным: Аббат Кальме пишет о событиях, происходящих в Венгрии; сегодня Венгрия — небольшое государство, в те времена французы называли Венгрией Австро-венгерскую империю, имевшую в своих владениях королевства балканских славян, граничащие с мусульманской Турцией, владеющей Болгарией, и Грецией.

Можно увидеть века, где все было обращено к некой набожности, к некоторым видам учений, к определенным занятиям. Известно, что в течение более ста лет в Европе доминировала мода на поездки в Иерусалим. Короли, принцы, сеньоры, епископы, духовные лица, монахи — все рвались туда толпами. Паломничества из Рима стали тогда чрезвычайно часты и почетны. Были и страны, наводненные флагеллантами; сейчас их остатки можно встретить разве что в братствах кающихся грешников, которые еще существуют во многих местах.

В тех же странах мы видели гимнастов и танцоров, которые повсюду встречались на улицах и далее у самих церквей. В наши дни их заменили судорожные. А последующие поколения будут удивляться тому, как мы сегодня смеемся над. Они уже давно не представляют интереса. А какой шум вызвало появление философии Декарта! Старая философия стала презираема, и говорили только о физических опытах, о новых системах, о новых открытиях.

Появился Ньютон — и к нему повернулись все умы. Система банковских билетов Лоу, фурор улицы Кенкампуа, какие еще события станут предметом обсуждения в королевстве? Поистине, французами овладела какая-то новая страсть. В этом веке нашим глазам открылось новое явление, которое вот уже шестьдесят лет мы наблюдаем в Венгрии, Моравии, Силезии, Польше; говорят, что там встречают людей, умерших многие годы назад или только несколько месяцев до этого, они появляются, говорят, ходят, совершают нашествия на деревни, истязают людей и Животных, пьют кровь своих близких, делают их больными и в конце концов причиняют им смерть.

И нет другого пути избавиться от их опасных визитов и нашествий, кроме эксгумации, протыкания колом, отделения головы, вынимания сердца или сожжения. Венгерские привидения, или вампиры, — люди, мертвые в течение более или менее значительного времени, которые выходят из своих могил, беспокоят живых, пьют у них кровь, являются им, создают шум [полтергейст] у их дверей и в их домах и в конце концов причиняют им часто смерть.

Предлагались многочисленные теории для объяснения воскрешения и появления вампиров. Одни теории отвергали их существование как нечто выдуманное, как некий эффект предубеждения и невежества народа той страны, в которой верят в их существование. Согласно другим теориям, эти люди не были на самом деле мертвы, а были погребены живыми.

Таким образом, они воскресали сами вполне естественным путем и выходили из своих могил. Другие же полагали, что эти люди действительно мертвы, но Бог своим разрешением или особым приказом позволил им воскреснуть и вернуться на время в свое тело — поскольку, когда их извлекают из земли, их тела находят неповрежденными, кровь алой и жидкой, а их конечности — гибкими и подвижными. Были и те, кто придерживался взглядов, что привидения воскрешает дьявол и использует их как свой инструмент для причинения всяческого зла людям и животным.

Я узнал от покойного господина де Вассимона, советника финансовой палаты в Баре, что, будучи посланным в Моравию покойным герцогом Лотарингии Леопольдом по делам его брата принца Чарльза, епископа Оломоуцкого и Оснабрюкского, он был ознакомлен с тем, что в этих краях считается достаточно обычным повстречать человека, умершего некоторое время.

Этот человек возвращается в деревню, садится за стол к своим знакомым, не говоря ни слова, и делает знак головой одному из присутствующих, который через несколько дней неизбежно умирает. Это подтверждали многие особы, среди них — пожилой приходской священник, встречавший такое явление, как он сам утверждал, не. Местные епископы и священники консультировались в Риме в связи с этими чрезвычайными событиями, но им не было дано никакого ответа, поскольку ко всему этому отнеслись, вероятно, как к простым видениям или как к людскому воображению.

Наконец догадались извлечь из земли тела тех, кто воскрешал, сжигать их или избавляться от них каким-либо другим способом. Так, наконец, удалось освободиться от назойливости этих призраков, появления которых стали сегодня в этих краях куда более редкими. Все это рассказал приходской священник. Автор рассказывает, как в одной деревне некая умершая женщина была погребена обычным способом после соблюдения всех положенных ритуалов на кладбище.

Через четыре дня жители деревни слышали громкий и необычный шум, видели призрак, который представал то в виде собаки, то в обличии разных людей, причинял людям страдание и боль, сдавливая им горло и сжимая желудок вплоть до удушья; он разбивал им почти все тело и доводил до полнейшего измождения, до состояния, когда жертвы становились бледными, худыми и изнуренными.

Призрак нападал даже на животных, и затем находили мертвых и полумертвых коров; порой он привязывал их одну к другой за хвост. Встречали лошадей полуживых от измождения, в поту, загнанных, задыхающихся, вспененных, словно после долгой трудной скачки. И бедствие это длилось несколько месяцев. Названный мною автор рассматривает это явление как юрисконсульт, расценивая его как преступление, и рассуждает с точки зрения права.

Он сообщает многочисленные примеры подобных воскресений и тех бедствий, которые за ними следовали. Например, как в случае с умершим пастухом из Деревни Блоу возле города Кадам в Богемии, который через какое-то время воскрес и появлялся у некоторых из своих сограждан; последние же через неделю поумирали.

Крестьяне Блоу извлекли из земли тело этого пастуха и пригвоздили его колом к земле, заставив кол пройти через тело насквозь. Находясь в таком состоянии, этот человек насмехался над теми, кто вбивал кол, и говорил им, что они оказывают ему любезную услугу, даря эту палку, чтобы у него было чем отмахиваться от собак.

Той же ночью он вернулся и напугал своим появлением многих людей, и душил их больше, чем душил до. Затем его доставили палачу, который положил его в телегу, намереваясь отвезти за деревню и там сжечь.

Этот труп выл, как бешеный, тряс ногами и руками, словно живой, а когда его снова протыкали колом, он издавал яростные крики, а его кровь была ярко-алой и истекала в большом количестве.

Потом его сожгли, и эта экзекуция положила конец появлениям и нашествиям призрака. Этот же метод используют и в других местах, где встречаются подобные привидения; когда их извлекают из земли, они выглядят румяными, их конечности гибки и подвижны, а тела без червей и следов разложения, но с очень сильным специфическим запахом.

Автор цитирует другие источники, которые подтверждают то, что он сообщает об этих призраках. По словам автора, эти призраки еще достаточно часто появляются в городах Силезии и Моравии.

Их видят и днем, и ночью; замечают, что вещи, которые им принадлежали, сами двигаются и меняют место без того, чтобы кто-либо видимый их трогал. Единственное средство от этих явлений — отрезать голову и сжечь тело того, кто воскрес.

Однако все это совершают под видом правосудия. Допрашивают и заслушивают свидетелей, изучают основания, осматривают эксгумированные тела в поисках характерных черт, которые дают возможность утверждать, что это именно тот, кто досаждал живым, — об этом судят по подвижности и гибкости конечностей, жидкости крови, отсутствии разложения в тканях.

Если эти признаки присутствуют, то тело передается палачу, который его сжигает. Иногда случается, что призраки появляются еще в течение трех-четырех дней после сожжения. Иногда откладывают на 6—7 недель погребение некоторых подозреваемых лиц. И если их тела не гниют, а члены тела остаются гибкими и подвижными, как у живых, — в этом случае их сжигают.

С полной уверенностью утверждают, что одежда и личные вещи этих лиц способны сами двигаться без помощи кого-либо живого. Не так давно это наблюдалось в Оломоуце, продолжает автор, где призрак бросал камни и причинял жителям беспокойство и беды. Около 15 лет назад солдат, квартировавшийся у крестьянина-гайдамака на венгерской границе Граница Австро-Венгрии с Турцией на территории современной Югославии.

Это чрезвычайно напугало хозяина, впрочем, как и всю деревню. Солдат, не зная сути дела, был очень удивлен. Но когда на следующий день стало известно, что хозяин дома мертв, солдат понял смысл происшедшего. Ему рассказали, что это был отец хозяина, умерший и похороненный более 10 лет назад; он пришел к нему и стал причиной его смерти.

Далее события развивались следующим образом. Вначале солдат доложил об этом происшествии в полк, а оттуда последовал доклад командованию, которое поручило графу де Кабрера, капитану пехотного полка, расследовать это происшествие. Прибыв на место с другими офицерами, а также с хирургом и судьей, они заслушали и оформили надлежащим образом свидетельские показания жильцов о том, что призраком был отец хозяина дома и что все, доложенное ранее солдатом, было истинной правдой.

Это же было удостоверено всеми жителями деревни. Впоследствии тело этого призрака было вынуто из могилы, и комиссия обнаружила, что оно имеет вид человека, который только что скончался, а кровь его полностью похожа на кровь живого человека.

Граф де Кабрера отрезал у него голову, и затем вернул тело в могилу. Поступили также сообщения о других подобных привидениях, и среди них — о неком мужчине, умершем более 30 лет назад, который появлялся три раза в своем доме во время обеда, высасывал кровь из шеи своего брата в первый раз, у одного из сыновей — во второй, и третий раз — у домашнего слуги. Все трое после этого скоропостижно скончались. Согласно данным показаниям, уполномоченный приказал вынуть из земли этого человека, и обнаружилось, как и в первом случае, что у него кровь жидкая, какая присуща живому человеку.

Уполномоченный приказал пробить ему большую Дыру в виске, и затем тело вернули в могилу. Он же приказал сжечь тело третьего призрака, похороненного более 16 лет назад, который также пил кровь, чем причинил смерть двоим из своих сыновей. После отчета командованию уполномоченный был послан с Докладом в императорский двор, и император приказал послать боевых офицеров, судей, врачей и хирургов и некоторых ученых для выяснения причин этих столь необычных событий.

Некий старик в возрасте 62 лет умер в начале сентября в деревне Кизилова, в трех лье от Градиша Силезия ; через три дня после похорон он явился своему сыну и попросил у него еды. Тот накрыл ему на стол, призрак поел и исчез. На следующий день сын рассказал соседям о случившемся. Этой ночью отец не появлялся, но на следующую он пришел и снова попросил дать поесть; не ясно, дал ли ему поесть сын или нет, но наутро его нашли мертвым в своей кровати.

В тот же день 5 или 6 человек в деревне внезапно заболели и умерли один за другим всего за несколько дней. Офицер или местный бальи, которому было сообщено о происшедшем, отправил донесение об этом в трибунал Белграда, а оттуда в деревню были посланы два своих офицера с палачом для выяснения этого дела. Имперский офицер, которого заинтересовало это донесение, отправился туда из Градиша, чтобы стать свидетелем явления, о котором он так часто слышал. Вскрыли все могилы тех, кто умер в течение 6 предыдущих недель; когда дошли до могилы старика, его обнаружили с открытыми глазами, румяного, имеющего естественное дыхание, однако неподвижного и мертвого.

Исходя из этого, определили, что он явный вампир. Палач вбил ему в сердце кол. Для казни развели костер, и труп сожгли в пепел. Около пяти лет назад некий гайдук из Медрейги по имени Арнольд Поль был раздавлен опрокинувшейся повозкой с сеном. Через месяц после его смерти внезапно умерли четыре человека — таким же образом, каким, согласно местным представлениям, умирают люди, замученные вампирами. Тогда вспомнили, что этот Арнольд Поль часто рассказывал о том, что в районе Косово, на турецкой границе с Сербией, на него нападал турецкий вампир.

Еще он говорил, что те, кто были пассивными вампирами в жизни, становятся активными после смерти, то есть те, из кого была выпита кровь, будут ее тоже, в свою очередь, пить; но он нашел средство выздороветь — поедая землю с могилы вампира и обтираясь его кровью. Эти предосторожности, однако, не помешали ему стать вампиром после смерти — когда он был эксгумирован через сорок дней после похорон, у его трупа были обнаружены самые очевидные и явные признаки вампира.

Его кожа была розовой, росли волосы, ногти и борода, а все вены были полны жидкой кровью, и кровь находилась во всех частях закутанного в саван тела. Представители местной власти, в чьем присутствии была проведена эксгумация, были людьми сведущими в вампиризме; приказали вколотить, согласно обычаю, в сердце покойного Арнольда Поля заточенный кол.

Он пронзил его тело насквозь, и это заставило его по-страшному закричать — так, как кричал бы живой человек. После того, как кол был вбит, ему отрезали голову и затем все сожгли. Потом провели те же операции с трупами других четверых, умерших от вампиризма — опасаясь, что они, в свою очередь, станут причиной смерти других людей.

Скульптурное изображение аббата Августина Кальме. Его годы жизни — совпали с эпидемией вампиризма в Восточной Европе Все эти меры не смогли, однако, помешать тому, что, к концу прошлого года, то есть по прошествии пяти лет, эти пагубные явления возобновились, и многие жители этой деревни были, к сожалению, истреблены. В течение трех месяцев 17 человек разного пола и возраста умерли от вампиризма: Так сообщают, что некая Станоска, дочь гайдука Иотуитзо, которая легла спать в полном здравии, проснулась среди ночи с ужасными криками, дрожа, и говорила, что сын гайдука Милло, умерший 9 недель назад, чуть не задушил ее во время сна.

С этого момента она стала чахнуть и через три дня умерла. То, что эта девушка сказала про сына Милло, заставило подозревать в нем вампира; его эксгумировали и нашли таковым.

Представители местной власти, врачи, хирурги рассмотрели причины, по которым в этих местах мог возродиться вампиризм, несмотря на меры предосторожности, принятые несколько лет. После долгого расследования, наконец обнаружили, что усопший Арнольд Поль убил не только тех четверых людей, о которых было известно ранее, но также и множество животных, которых съели новые вампиры, а среди них — и сын Милло.

Исходя из этого, было принято решение эксгумировать всех тех, кто умер в течение определенного срока. Среди сорока могил обнаружили 17 с трупами, имевшими все очевидные признаки вампиризма; им прокололи сердце и отрезали голову, затем их тела сожгли и пепел бросили в реку. Все предпринятые меры, о которых мы говорили, были проведены с юридической точки зрения в надлежащей форме и удостоверены многими офицерами, гарнизоны которых располагались в данной местности, старшими полковыми хирургами и представителями местной власти.

В конце этого января был послан протокол в императорский военный совет в Вене, и совет создал комиссию для проверки сообщенных фактов. В государственных докладах за — гг. Они появляются в любое время суток и приходят пить кровь живых людей и животных — в таком большом количестве, что иногда она вытекает у них обратно через рот, нос и, чаще всего, через уши, а труп плавает в заполненном кровью гробу. Говорят, что он испытывает какой-то голод, который заставляет его жрать белье и одежду, которая находится рядом с.

Этот упырь выходит из своей могилы, или выходит некий демон в его обличии, приходит по ночам обнимать и сжимать в объятиях с неистовой силой своих близких или друзей, потом пьет их кровь, пока они не ослабнут, доводит их до изнеможения, и, наконец, становится причиной их смерти.

Эти преследования не прекращаются со смертью одного из членов семьи; их можно остановить, лишь отрезав голову или вскрыв сердце привидению, труп которого находят в своем гробу гибким, податливым, полным, с красным лицом, хотя он уже долгое время мертв. Из их тел вытекает огромное количество крови, и некоторые смешивают ее с мукой для приготовления хлеба; и по обычаю этот хлеб едят для защиты от преследования духа, который действительно после этого больше не приходит.

Вот письмо, которое было написано одним из моих друзей по поводу венгерских привидений: Но ко всем появившимся докладам господин аббат должен добавить, как факт достоверный и общепризнанный, доклад белградской депутации, созданной по распоряжению покойного Карла VI и руководимой покойным герцогом Карлом-Александром Виртембергским для вице-короля королевства Сербия; я, к сожалению, не могу назвать точной его даты, так как не имею в настоящее время возле себя нужных бумаг.

Посланная принцем белградская депутация была составлена наполовину из офицеров и наполовину из гражданских лиц, включая верховного судью королевства. Депутация была отправлена в деревню недалеко от Белграда, где свирепствовал, наводя ужас на жителей, известный вампир, умерший многие годы назад; он пил кровь у своих родственников. Должен сказать, что депутация была составлена из лиц известных своей нравственностью; но даже, будучи уверенными в их безупречности, их всех, даже ученых, привели к присяге.

Депутацию сопровождали лейтенант гренадерского полка принца Александра Виртембергского и с ним 24 гренадера этого же полка.

Book: Вампиры города ветров

Одним словом, герцог, который в это время находился в Белграде, собрал в депутацию всех честных, вызывающих доверие лиц с той целью, чтобы сделать их непосредственными и достоверными очевидцами того, что должно было произойти.

Прибыв на место, мы через две недели обнаружили вампира, дядю пяти племянников и племянниц; к тому времени он уже отправил на тот свет троих из них и еще одного из своих братьев. Он был занят пятой жертвой. Это была его племянница, красивая юная девушка, и он уже два раза пил у нее кровь. Этой печальной трагедии был положен конец следующим образом. Поздним вечером мы с уполномоченными и местными жителями отправились на его могилу.

Я, однако, не смог узнать, в течение какого времени вампир пил кровь у предыдущих жертв и каковы были подробности. После того, как вампир высасывал кровь, жертва находилась в состоянии крайнего измождения, слабости и утомления — настолько ужасным оказывалось это насилие.

Вампир был похоронен около трех лет назад; над его могилой было видно свечение, похожее на свет лампы, но менее яркое. Могилу вскрыли и обнаружили человека неповрежденного и казавшегося столь же здоровым, как и любой из нас присутствовавших.

Волосы, ногти, зубы и глаза последние были полузакрыты также крепко держались на его теле, как они есть сейчас на нас, живых, и его сердце билось. Затем его вынули из могилы; его тело не было по-настоящему гибким, но оно было целым и абсолютно неповрежденным; потом чем-то вроде металлической пики, круглой и острой, ему пронзили сердце.

Оттуда потекло нечто беловатое и жидкое вместе с кровью, но кровь доминировала в ней, все это не имело никакого дурного запаха.

После этого ему отрубили голову топором, похожим на те, которыми пользуются на казни в Англии. Из тела потекла та же жидкость с кровью, но беловатой жидкости было в пропорции к крови уже гораздо больше, чем из сердца.

В конце концов, его бросили снова в могилу и засыпали негашеной известью, чтобы завершить дело наверняка. С тех пор его племянница, у которой он два раза пил кровь, стала чувствовать себя. В месте, где вампиры высасывают кровь, образуется ярко-синее пятно; но определенного места нет: Родственник этого же офицера написал мне 17 октября года, что его брат служил в течение 20 лет в Венгрии и что он с большим интересом изучал все, что касается привидений.

Он утверждал, что народ этой страны более легковерный и суеверный, чем другие народы, и что местные жители верят, что страдают болезнями, насылаемыми колдовством. Заподозрив мертвеца в том, что он вызывает у них определенного рода недомогания, они доносят на него в магистрат, который, рассмотрев показания очевидцев, эксгумирует труп; ему отрубают заступом голову, и, если из нее появляется хоть капля крови, они считают, что это кровь, которую он выпил у заболевшего человека.

Тот, кто мне это написал, похоже, далек от того, во что верят в этой стране. Можно привести много таких примеров и таких суждений в пользу вампиризма, где утверждается, что привидения Венгрии, Моравии, Польши и. Однако не это кажется мне самым трудным для понимания главный вопрос заключается в том, как они выходят из своих могил, как они туда возвращаются — без видимых следов смещения почвы — приходя в свое первоначальное состояние; как они кажутся снова одетыми в свои одежды, как они едят.

Если это так, то почему они возвращаются в свои могилы? Почему не живут среди живых? Почему пьют кровь своих близких? Почему мучают тех, кто должен быть им дорог и кто их не обижал? Если все это только воображение больных людей, то почему этих вампиров находят в своих могилах без следов разложения, полными крови, гибкими и подвижными?

Почему их ноги запачканы свежей дорожной грязью — когда их могилы вскрывают на следующий день после того, как они ходят и пугают в окрестностях людей?

И почему не замечают ничего подобного у других трупов, похороненных в это же время, на том же кладбище? Отчего они не возвращаются больше, когда их сжигают или протыкают колом?

Может это снова воображение живых и их суеверия, которые успокаиваются после этих казней? Почему эти события возобновляются так часто в этих странах? Мода на питомцев — давнишняя забава вампиров из высшего общества.

Зародившись во Франции в семнадцатом столетии она быстро распространилась по всей Европе и угасла к началу двадцатого века вместе с выродившейся европейской аристократией. И те и другие считают социальные сети чем-то вроде невольничьего рынка, где можно за небольшую плату прикупить себе раба или рабыню, готовых на все ради исполнения своей заветной мечты познакомиться с настоящим вампиром. Вампир ищет раба Современные вампиры бывают весьма неприхотливы в еде и аскетичны в быту, но когда речь заходит о выборе питомца трудно вообразить существо более капризное, въедливое и придирчивое.

*Знакомства с вампирами* | ВКонтакте

Долгая жизнь притупляет чувства, поэтому желания становятся все более вычурными и извращенными. Не каждый человек способен выполнить все прихоти вампира, сохранив при этом жизнь, рассудок и хотя бы каплю самоуважения.

Откровенно говоря, только безумец может добровольно согласиться стать питомцем вампира, и оттого вдвойне удивительно, что подавляющее число вампирских питомцев составляют именно добровольцы. Вампиры часто используют гипноз и другие способности для подавления воли своих жертв, и эта вынужденная покорность довольно быстро им надоедает.

От питомцев они требуют такого же безоговорочного подчинения, но без гипнотического принуждения. Раб должен желать власти вампира над собой больше, чем собственной воли, и каждодневно умолять испить его крови, чего вампир скорее всего не станет делать до тех пор, пока питомец ему не надоест, то есть пока в человеке не останется ничего, что противилось бы воле вампира или хотя бы стыдилось его потребностей.

Дальнейшую судьбу вампирских питомцев вряд ли можно назвать завидной. Чаще всего их убивают, а иногда просто вышвыривают на улицу, откуда они попадают прямиком в психиатрические лечебницы.

Лишь в редки случаях вампиры заключают со своими питомцами договор: До сих пор не известно ни одного достоверного случая, чтобы человек выдержал все ужасы и издевательства, порожденные темной фантазией вампира, сохранив при этом способность настоять на выполнении договора.

Жертва ищет вампира Добровольное рабство — не единственный способ встретить вампира в реальной жизни. Некоторые люди готовы на все, лишь бы убедиться в существовании упырей, пусть даже ценой собственной жизни. Они ходят по сайтам вампирской тематики и оставляют свои контактные данные, предлагая себя в качестве жертв. Обычно вампиры не реагируют на предложения подобного рода, поскольку за ними может скрываться тщательно подготовленная ловушка охотников, однако исключения бывают из любого правила, в том числе и из.

Как это ни странно, но чем дольше живет вампир, тем меньше он ценит собственную жизнь. Постоянная угроза гибели притупляет чувство страха, и порой вампиры отваживаются на самые безумные поступки, повинуясь сиюминутной прихоти или внезапно вспыхнувшему желанию пощекотать себе нервы.

Это можно сравнить с незащищенным сексом в среде клубных тусовщиков: Среди вампиров тоже попадаются прожигатели жизни, готовые рисковать всем ради небольшой порции острых ощущений. Бывает, что они откликаются на самые нелепые и наивные предложения потенциальных жертв, назначая им встречу где-нибудь в укромном месте, а потом наслаждаются их страхом и удивлением, когда те осознают, что повстречались с настоящим вампиром и что эта встреча станет последним событием в их печально короткой жизни.

Люди не верят в вампиров прежде всего потому, что не хотят поверить в собственную смерть, поэтому для многих смерть от рук вампира является единственным доказательством существования детей ночи, которое они готовы принять.

К сожалению осознать всю убедительность этого доказательства уже некому, поскольку мертвецы освобождаются от всех сомнений и неверия и сами становятся доказательствами существования вампиров. С другой стороны люди верят в вампиров, потому что не верят в собственную смерть, ведь вампиры наделены уникальным даром вечной жизни, которым могут поделиться с кем угодно, если только пожелают это сделать.

А поскольку каждый считает себя достойным бессмертия, количество поклонников вампиров не уменьшается в нашем высокотехнологичном мире, а наоборот растет вместе с эгоизмом и самомнением современных людей.