Целуй и знакомься ижевск

Зюганов заявил о препятствиях при регистрации кандидатов КПРФ в губернаторы » КПРФ Ульяновск

Знакомься Никита с мамой, а ты мама целуй сына, опять реву.Тогда не ревела, сил не было.Я только и смогла сказать какой он. Целуй и Знакомься - список подписчиков. Целуй и Знакомься › Подписчики. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 . Максим Пушин. 24 года, Ижевск, Россия. А мне говорит, раз ты такая вредная, быстро целуй писю! Регистрация: ; Адрес: Ижевск; Сообщений: 5,; Альбомы .. Мама, знакомься, это Ваня. Вы здесь общайтесь, а я пойду пока на кухню.

Ее интересовала моя прописка, почему я живу в Москве, а не в городе котором родилась…. Говорила что мне повезло что хоть муж москвич. Я ей объяснила, что мы живем на съемной квартире, вкалываем как лошади, зарабатываем все своим трудом, без помощи кого-либо. Она сразу, а сколько стоит квартиру снимать в вашем районе, я ей ответила, она вот видите как вы хорошо зарабатываете, а мы тут сидим за две копейки… намек понят да?

В обычной жизни я бы ее послала сразу куда подальше, а тут не до этого было…Потом она начала орать что я не взяла с собой туалетную бумагу и одноразовые пеленки…Поставила клизму и так ехидно, ну что чем будешь задницу вытирать, а???

Я чуть не разревелась…Кинула мне как собаке одну салфетку и отправила в туалет. Через каждые 5 минут слышался ее вопль, ну ты скоро там или нет, за тобой уже с отделения пришли, заснула что ли? Выхожу уже со слезами на глазах из туалета, там медсестра с родового ждет, ложись говорит, мы вас посмотрим…Залезла ко мне в лоно, господи так меня еще ни один гинеколог не смотрел, я думала взвою…и говорит той хамке, ой е ей, воды отошли, а открытия нет совсем, тут шейка даже не сгладилась, еще хуже чем у той, что только-что отвезли.

Выхожу прощаться с мужем и уже всхлипываю, он меня успокаивает, а я боюсь и предчувствую что впереди еще хуже…. Захожу в палату, а там окна настеж и дубак не реальный, а я в одной ночнушке. Санитарка быстро закрыла окна и постелила мне постель, сказали лечь. Минут через 10 пришла акушерка еще раз посмотрела, свечку дала бускопан и отправила в туалет, через коридор в другую палату, после моего возвращения из уборной поставила капельницу с окситоцином, подключили аппарат ктг и сказали лежать спокойно и ждать схваток.

Аппарат показывал схватки сразу, как мне его подключили, но я их еще не чувствовала…. За окном виднелся лес заснеженный и ничего больше…Мне уже не было страшно, все было хорошо, я согрелась под одеялом и пыталась ни о чем не думать, минут через двадцать начали нарастать схватки, очень быстро, с короткими промежутками минут и невероятно болючие….

В скором времени на соседнюю кровать положили еще одну роженицу. Мы с ней пообщались у нее вторые роды, схватки идут легко, сказала что боли особо не чувствует…еще немного времени спустя мне пришлось лицезреть чужие роды, о ужас, к этому я была точно не готова…. Как только начались у женщины потуги, она начала кричать, я позвала персонал…. За минуту кровать превратилась в родовое кресло а лежала женщина прямо на против меня, в метрах двух примерно и пошел процесс, я отварачивалась, зажмуривала глаза, но все равно становилась невольным свидетелем появления ее малыша на свет….

Через некоторое время все закончилось, ей дали малыша, потом приложили к груди… Тем временем у меня нарастали схватки, терпеть было уже невыносимо, пришол доктор, посмотрел, раскрытия так и нет.: Так ко мне периодически приходили, смотрели, прогресса не было, предлогали эпидуральную анастезию, я отказывалась… В какой-то момент мне показалось что я не смогу родить и случится что-нибудь страшное….

Пришел анастезиолог, попросил сесть калачиком и не в коем случае не двигаться и не вздрагивать, что было просто не реально, но я справилась и мне вставили катетер в позвоночник, боли особо я не почувствовала, это ерунда по сравнению с моими схватками. Через некоторое время боль стала стихать и я уснула, правда не на долго…. Спустя еще какое то время боль стала возвращаться, пришел анастезиолог и снова добавил лекарства, стало чуть легче, но нет так как в первый раз….

Через несколько часов, я уже не соображала сколько времени прошло, пришли доктора, заведующая отделения, анастезиолог. Все по очереди меня посмотрели и сказали хватит девочка рожать тебе самой, давай мы тебе поможем, пока и с тобой и с ребенком все в порядке….?! Будем кесарить, сейчас принесем новый документ на подпись….

Я спрсила, есть ли открытие вообще, сказали что больше чем за десять часов схваток, открытие только пальца, а надо десять…, еще сказали что крупный плод…Принесли договор, я подписала. Сказали подождать, сейчас будут оперировать девочку из соседней палаты, а потом меня…. Ждала я где-то час. Потом за мной приехали, раздели до гола и повезли в операционную, ввели анестезию, не берет, лекарство раза три добавляли, начали неметь ноги…Я все время оставалась в сознании.

Перед глазами повесили шторку, у изголовья стоял очень добрый анастезиолог, все время гладил меня по голове, вытирал слезы, спрашивал как самочувствие, пытался отвлечь разговорами…. А я все повторяла, когда резать будете? И плакала не переставая. Я не боялась ни боли, ничего, я переживала за малыша…Когда меня спрасили почему у меня текут слезы не переставая, я ответила, что боюсь за маленького. Меня успокоили, сказали что все под контролем, с малышом все будет в порядке. Еще сказали, что обычно все плачут из-за страха и жалости к себе…Мне долго не делали надрез, я все больше ппереживала, а оказалось мы ждали каких-то практикантов, которые опаздывали….

Игра «Бутылочка» - Знакомства бесплатно онлайн

Пришли практиканты, врачи что-то там им объясняли не долго. Мне стали делать надрез, спрашивали чувствую я или нет, я чувствовала, неприятные ощущения и немного больно, мне добавили анастезию…потом был надрез на матке, я просила комментировать то, что мне делают и врачи, как ни странно, комментировали, раз тебе так легче тогда ладно, сказали они…. От момента надреза и до первого вскрика моего малыша мне показалось прошла вечность….

Я все тороторила и тороторила, все спрашивала как малыш и появился он и ли нет…. Все отлично сказали врачи, у тебя очень замечательный мальчик сейчас мы тебе его покажем….

Мои роды в Московском Областном Перинатальном Центре 14.12.2011 г.

Я ответила уже еле шевеля губами Никита, хорошее имя отозвались врачи, а папу вашего как зовут, я говорю Павел, они снова Никита Павлович-большой человек, начальником будет, мне стало весело, я попыталась изобразить что-то вроде улыбки и в этот момент на до мно стали опускать мое сокровище…. Знакомься Никита с мамой, а ты мама целуй сына, опять реву…. Тогда не ревела, сил не было…. Я только и смогла сказать какой он хороший…. А у Павла Николаевича сгусток опухоли поддавливал под голову, мешал поворачиваться, рос по часам -- но врачи здесь не считали часов: А ведь доктор Донцова заманила его сюда именно экстренным лечением.

Значит, она совершенно безответственна и преступно-халатна. Русанов же поверил ей и терял золотое время в этой тесной затхлой нечистой палате вместо того, чтобы созваниваться с Москвой и лететь. И это сознание делаемой ошибки, обидного промедления, наложенное на его тоску от опухоли, так защемило сердце Павла Николаевича, что непереносимо было ему слышать что-нибудь, начиная с этого стука ложек по тарелкам, и видеть эти железные кровати, грубые одеяла, стены, лампы, людей.

Ощущение было, что он попал в западню и до утра нельзя сделать никакого решительного шага. Юра уже в поезде. Его первая практическая инспекция. Очень важно правильно себя показать. Но Юра -- не напористый, растяпа он, как бы не опозорился. Авиета -- в Москве, на каникулах. Немножко развлечься, по театрам побегать, а главное -- с целью деловой: Авиета будет толковая журналистка, очень деловая и, конечно, ей надо перебираться в Москву, здесь ей будет тесно.

Лаврик -- немножко шалопай. Он уже и машину гоняет. Теперь при Досаафе занимается на получение прав. Во второй четверти схватил две двойки, надо выправлять. А в коридоре лежит Джульбарс на коврике. Последний год Павел Николаевич пристрастился сам его по утрам выводить, это и себе полезно.

Теперь будет Лаврик выводить. Он любит -- притравит немножко на прохожего, а потом: Они живут и будут жить, как бы ни кончилось с отцом. Как бы они теперь ни волновались, ни заботились, ни плакали -- опухоль задвигала его как стена, и по эту сторону оставался он. Мысли о доме не помогли, и Павел Николаевич постарался отвлечься государственными мыслями. В субботу должна открыться сессия Верховного Совета Союза. Ничего крупного как будто не ожидается, утвердят бюджет. А здесь, в палате, даже радио нет, и в коридоре нет, хорошенькое дело!

Надо хоть обеспечить "Правду" без перебоя. Очень энергично развивается экономическая жизнь и предстоят, конечно, крупные преобразования разных государственных и хозяйственных организаций.

И Павлу Николаевичу стало представляться, какие именно могут произойти реорганизации в масштабах республики и области. Эти реорганизации всегда празднично волновали, на время отвлекали от будней работы, работники созванивались, встречались и обсуждали возможности. И в какую бы сторону реорганизации ни происходили, иногда в противоположные, никого никогда, в том числе и Павла Николаевича, не понижали, а только всегда повышали.

А по эту -- Павел Николаевич Русанов. В палате раздался приятный женский голосок. Хотя сегодня ничто не могло быть приятно Павлу Николаевичу, но этот голосок был просто лакомый: Русанов стянул полотенце с лица, чуть приподнялся и надел очки. По его обтянутому лицу переходили тени внутренних болей. Рука свисала до полу. Он еле поднял руку от пола, как ведро из колодца, взял термометр. Так был он обессилен и так углубился в боль, что нельзя было поверить, что ему лет семнадцать, не.

В онкологическом вообще грелки не положены, для вас специально доставали. Но Зоя уже не слушала и, постукивая пальчиком по пустой кровати Оглоеда, спросила: Костог-глод -- Оглоед -- точно! Какие же славные бывают девушки! Улыбаясь, она протянула ему термометр. Она стояла как раз со стороны опухоли, но ни бровью не дала ронять, что ужасается или не видела таких. И надо было действовать! Русанов презирал бездействие и слякотные характеры.

И когда Зоя пришла отбирать термометры, он спросил: В конце концов можно было сейчас решиться и позвонить товарищу Остапенко! Простая мысль о телефоне вернула Павлу Николаевичу его привычный мир. И он почувствовал себя снова борцом. Это -- с другого парадного. Ну, а если сейчас что-нибудь случится? Вот со мной, например.

  • Семилетка поиска (fb2)
  • Целуй и Знакомься
  • Целуй и знакомься в Ижевске

Зоя уже перешла к соседу, старому узбеку, и продолжала его график. Невольно повышая голос ей вослед, Павел Николаевич воскликнул: Не может быть, чтоб не было! Тридцать шесть и восемь А кабинет заперт, Низамутдин Бахрамович не любит В этом была логика.

Конечно, неприятно, чтобы без тебя ходили в твой кабинет. Но в больнице как-то же надо придумать На мгновение болтнулся проводок к миру внешнему -- и оборвался. И опять весь мир закрыла опухоль величиной с кулак, подставленный под челюсть. Павел Николаевич достал зеркальце и посмотрел. Ведь такого не бывает! Вот кругом ни у кого же нет!

Да за сорок пять лет жизни Павел Николаевич ни у кого не видел такого уродства!. Двух самых грубых -- Ефрема и Оглоеда, в палате не было, ушли. Остальные вели себя тихо, слышалось перелистывание страниц, некоторые легли спать. Оставалось и Русанову заснуть. Скоротать ночь, не думать -- а уж утром дать взбучку врачам. Но в тишине особенно стало слышно и раздражало, как где-то шепчут и шепчут -- и даже прямо в ухо Павлу Николаевичу. Он лежал на спине, заложив руки за голову, смотрел в потолок и шептал -- молитвы, что ли, старый дурак?

Теперь он понял, что успокоиться ему мешает режущий свет двух подпотолочных ламп -- не матовых и плохо закрытых абажурами. Даже через полотенце ощущался этот свет. Павел Николаевич крякнул, опять на руках приподнялся от подушки, ладя, чтоб не кольнула опухоль. Прошка стоял у своей кровати близ выключателя и начинал раздеваться. Павел Николаевич сел как следует, надел очки и, поберегая опухоль, визжа сеткой, обернулся: Грубиян скорчил кривоватую рожу и ответил низким голосом: Павел Николаевич метнул в него сжигающим взглядом, но на Оглоеда это не подействовало ничуть.

Павлу Николаевичу стало трудно дышать, хотя, кажется, уж он обдышался в палате. Этого нахала надо было в двадцать минут выписать из больницы и отправить на работу! Но в руках не было никаких конкретных мер воздействия. Тут -- разные больные, и надо делать различия Такого необузданного неподчинения, такого неконтролируемого своеволия Павел Николаевич никогда не встречал, не помнил.

Приходилось пока самым достойным образом прекратить разговор. Но не поздно будет завтра же и выписаться. На часах его было начало девятого. Когда-нибудь же они успокоятся. Но опять началась ходьба и тряска между кроватями -- это, конечно, Ефрем вернулся. Старые половицы комнаты отзывались на его шаги и передавались Русанову через койку и подушку.

Автоклик #1 для Целуй и Знакомься